Завершено новий об’єкт

Ми раді повідомити, що «ТВС-Інжиніринг» завершив черговий об’єкт!

В кінці липня зняла будівельні ліси з нового фасаду ЖК «Saga City Space» по вулиці Сагайдачного, 18 в Києві, який в соцмережах називають «Біле цегляне мереживо» київського Подолу, і бурхливо обговорюють концепцію нового творіння архітектора Олега Дроздова.

Колектив компанії «ТВС-Інжиніринг» пишається своєю участю в цьому проекті, і радий, що наші системи «Cuuber» і «Tyllfix» знайшли своє застосування на ще одному знаковому об’єкті столиці.

Saga City Space: архитектор рассказал об особенностях нового комплекса

Источник: stroyobzor.ua

В Киеве на ул. Сагайдачного, 18, сняли леса с фасада общественно-жилого комплекса Saga City Space. Проект здания разработал харьковский архитектор Олег Дроздов, которого киевляне помнят по его предыдущему проекту, Театру на Подоле. Здание на Сагайдачного, как и театр на Андреевском, резко выделяется на фоне окружающей его исторической и псевдоисторической застройки и уже стало предметом бурного обсуждения в соцсетях.

Олег Дроздов рассказал об особенностях здания, о том, что делать с голубями, которые в нем поселятся, и объяснил, когда же позеленеет Театр на Подоле, передает СтройОбзор.

Новый комплекс будет состоять из двух корпусов. Пока что завершена постройка трехэтажного, который выходит на улицу Сагайдачного, — здесь будут рестораны и офисы. Другой, пятиэтажный, еще строится; в нем разместятся два десятка апартаментов.

Благодаря перфорированной кирпичной кладке здание в разное время суток будет смотреться по-разному — в темноте будет светиться изнутри и выглядеть прозрачным.

Архитектурный проект комплекса разработала харьковская студия Олега Дроздова Drozdov & Partners. Bird in Flight поговорил с Дроздовым об инновационном характере объекта, о засилии псевдоисторических зданий и сохранении архитектурного наследия в Киеве.

О проектном решении

При проектировании здания на Сагайдачного мы сделали над собой усилие и выбрали самый высчитанный и консервативный путь. Ритм проемов — это «средняя температура» ритмов зданий второй половины ХІХ века, находящихся на этой улице.

О современном здании в исторической среде

Я не видел много критики, большинство реакций позитивные. Видел один комментарий «как это можно было в нашем историческом центре такое построить». При этом здания слева и напротив нашего — подделки, они построены заново, у многих зданий на улице добавлены неаутентичные элементы. Неумение отличить подделку — это интересный киевский феномен, который нужно еще исследовать. Это особое семантическое представление про историю, про контекст.

О фасаде

С внутренней стороны фасада можно открыть прозрачное ограждение и почистить фасад. Кто переживает о голубях — их можно будет покормить, почесать, выпустить. Перфорированный кирпичный фасад с регулярной сеткой окон — это шторы, вуаль, за ней совершенно другая, свободная планировка. У фасада есть второй прозрачный слой, через который вечером будет видно внутреннюю жизнь дома. Любая архитектура поздним вечером не такая, как днем. Этот проект еще и про то, что вечер столь любим перевоплощениями и неожиданностями, про то, что мы благодарны миру за разные его состояния.

О контексте и полифункциональности

Муниципалитеты многих западноевропейских городов настаивают на полифункциональности зданий. Этот проект является программным для нас и для девелопера, потому что эта схема впервые опробована в такой форме у нас. Жилье, работа, еда, потребление, досуг — в проекте все эти функции работают вместе в почти равных пропорциях, при этом все устроено таким образом, что жизнь сама подскажет, какой процент каждой из них должен быть, они могут легко меняться.

Здание очень проницаемо — все проемы первого этажа могут быть входами. Основные пространства предельно адаптивны к любой функции.

Здесь должны расположиться предприятия нового типа, например кафе, не имеющее четких границ. Это новые формы коммерческой недвижимости, в которых есть элемент доверия к посетителю в большей степени, чем в предыдущих версиях подобной недвижимости.

На третьем этаже предполагается современное понимание рабочего места: там есть галерея, открытое перетекающее пространство, которое может конфигурироваться по-разному. Еще там сделан амфитеатр для публичных активностей. Но высокой миссии у этого здания нет — это все равно жанр коммерческой недвижимости.

О будущих жильцах

Схема расположения жилья и общественных этажей — определенный вызов для тех, кто будет здесь жить. Несмотря на то, что здание еще строится, квартиры в нем уже раскуплены. Со стороны будущих жильцов покупка жилья здесь — это поступок. Они выбрали одну из самых шумных и популярных улиц, по пути к себе в квартиру будут проходить через множество публичных функций. Это достаточно экзотический образ жизни, и интересно, что он нашел своих поклонников.

О высотности

Задний пятиэтажный корпус отодвинут от пешеходной улицы и выстроен так, что последний этаж почти не будет виден. Застройка по линии двора сложилась, и мы сделали здание на этаж ниже, чем слева, и на этаж выше, чем справа.

Об интерьерах квартир в стиле известных художников

Это не наша идея. Жилье — это внутренний мир жильцов. Меня больше интересует, как люди открывают окна, как они смотрят, например, на двор, на недостроенный арочный мост, сколько времени они проводят на балконе. У квартир функциональная планировка, а в каком стиле интерьер, Поллока или Кандинского, — для нас не так важно.

О Театре на Подоле

(После открытия Театра на Подоле в 2016 году Олег Дроздов говорил, что верхняя, черная часть здания должна позеленеть. До сих пор этого не случилось – прим.).

Цвет верхней части здания не должен был превратиться в чистый зеленый. Кто-то говорит, что не позеленел, а производители металла сказали, что не ожидали, что он так сильно позеленеет. Это новый тип металла, и мы сравнивали новый образец со стенами театра — разница видна. Но степень «зелености» у всех разная, мы предполагали, что это «чуть позеленеть», а не «стать зеленой».

О реконструкции здания Архива национальной памяти

(Архив национальной памяти планирует реконструировать здание, в котором он будет размещаться. В частности, его фасад в стиле брутализма намерены обшить вентфасадом. Олег Дроздов прокомментировал проект этой реконструкции- прим.).

Здание крутейшее, я всегда его фотографирую, когда прохожу мимо. У меня уже, наверное, под сотню фотографий есть.

По сравнению с Францией, Британией, Чехией у нас очень мало ценного наследия ХХ века, но даже его некому профессионально и интеллектуально обслуживать. У нас не хватает людей, которые могли бы его изучать, документировать, понимать и формулировать важность и ценность на основе этого изучения. Нет институций, которые превратили бы все это в охраняемое наследие.

Даже давно выявленные, столетние памятники архитектуры сгорают, сносятся, украшаются, теряют свое обаяние и ценность под слоями евроштукатурки, латекса и алюминиевых уголков. Из послевоенной архитектуры, наверное, только несколько зданий сталинской эпохи попали в списки наследия, хотя в цивилизованном мире здание, которое построено год назад, уже может стать памятником и тщательно охраняться. В западном обществе созрел этот институт охраны. Там есть экспертиза, которая постоянно этим занимается. А у нас мы сталкиваемся с необразованностью и непониманием того, что такое наследие. Даже некоторые архитекторы не понимают важности ценных зданий. Хорошо, что есть активисты и трезвомыслящие люди, которые начинают бить в колокола в случае угрозы зданию, но пока у ценных зданий нет статуса памятника, они под угрозой.

ukUkrainian
ukUkrainian